Голодные годы. Воспоминания клинчан


15 декабря 2014 года

Голодные годы. Воспоминания клинчанУ стостраничной книжечки воспоминаний «Время и мы», выпущенной в 2008 году, два автора – супруги Иван Иванович и Валентина Петровна Стародубцы, что в частном разрезе объясняет философическое название этого издания. «Мы» - то есть мы, муж и жена, проходящие через тяготы времени. Большую часть книги составляет написанное мужем, участником ВОВ и кавалером ордена «Отечественной войны I степени», меньшую – женой, партизанкой отряда имени Жданова. Писали отдельно каждый свою часть, вместе же прожили половину почти векового отрезка времени.

Очень интересно читать страницы о дореволюционной и послереволюционной жизни и сравнивать с современным положением дел. Иван Иванович, родившийся в 1923 году, начинает с портретов своего отца и матери. Конечно, они ему запомнились, добрыми и работящими людьми: «Мне очень нравилось, когда на Троицу моя мама добела намывала полы и вешала в зале березовые веники, потом пекла подовой хлеб, который мы ели с молоком. Запахи этого хлеба, парного молока и березовых веток меня преследуют до сих пор, и их я называю запахами детства».

Постоянный «спутник» лет детства и молодости – голод: «Осознанно хорошо себя я помню с трех лет. Это было очень голодное время, и нам, детям, постоянно хотелось есть. Лето 1931 года было отмечено небывалой засухой, которая привела к неурожаю и, как следствие, начался сильнейший голод. Чтобы как-то выжить в этих условиях, мы собирали на полях цветки дикого клевера, сушили их, протирали, и превращали в муку. Собирали мы также на полях гнилую картошку, и мама пекла оладьи, которые имели такой ужасный запах, что есть их, казалось, было не возможно, но чувство голода было сильнее запаха, и мы ели. Хлеба и картошки не было вообще, но зато были очень высокие налоги, которые люди платили продуктами. Кто не мог платить, брали силой, несмотря даже на то, что в семьях были голодные дети».

Для того и пишутся воспоминания, чтобы служить уроком следующим поколениям. Представить себе такое очень трудно, а пишет это И. Стародубец не для того, чтобы хаять советскую власть: «Люди прятали продукты, в результате чего часто имели место различные конфликты с властями. Продовольствие искали с собаками, и если что-то находили, то следовало очень суровое наказание для данной семьи». Автор воспоминаний – не из тех, кто сказал товарищу Сталину «спасибо за счастливое детство»: «За заработанные трудодни людям платили мало. Отец за месяц работы в колхозе получал 5 – 10 килограммов ржи, из которой мам варила суп».

Книга «Время и мы» не претендует на то, чтобы считаться памятником литературы, но как памятник истории она очень даже подходит: «Тело нашей любимой мамы распухло от систематического недоедания, и она даже не могла двигаться. Мы всеми силами старались помочь ей. Я и мой брат ходили в лес, находили там «заячью» картошку, которая росла в земле и была похожа на фасоль. Созрел посеянный горький кормовой люпин. Из него варили кашу, предварительно вымачивая в течение двух-трех суток в воде».

С обувкой и одежкой тоже была настоящая беда, сами выращивали лен, сами ткали грубое полотно, сами кое-как шили рубахи и портки. В первый класс школы самодеятельный писатель пошел не просто в лаптях, а в сделанных отцом лаптях из отходов веревок. В пятый класс ходил в ближайшую среднюю школу в Киваи, а после – на работу в колхоз пасти свиней: «Я не смог закончить десятый класс, так как совершенно не на что было жить. Денег на трудодни не давали. В одежде из полотняной ткани ходить было уже стыдно».

75 лет назад Иван Стародубец становится жителем города Клинцы, найдя приют в семье своего дяди: «Для начала я устроился на хлебозавод разносчиком булочек по магазинам и столовым. Мне приходилось носить в корзине, которая вмещала сразу 150 штук. Весь путь, чтобы все разнести, занимал три часа, а за весь рабочий день мне удавалось сделать два круга». Понятное дело, о том, чтоб хоть одной булочкой полакомиться не могло идти и речи. Далее молодой Ваня пошел учиться на портного при фабрике «ДЭР-ЭМЕС», а в выходной ходил пешком в Бутовск: «Этот путь составлял в один конец 25 километров. Набирал картошки и хлеба, который мама сама пекла, и возвращался снова в город».

В Клинцы пришла война, восемнадцатилетний Иван пока не подходил под призывной возраст: «Дежурили на крыше двухэтажного корпуса фабрики. Если самолет сбрасывал «зажигалки» на крышу, то мы должны их быстро сбрасывать. Эти «зажигалки» внешне были похожи на гранату, которая горела примерно 30 секунд и при этом сильно свистела, а затем с грохотом разрывалась. Все, кто дежурил, имели запас питания на смену, которая длилась 7 часов».

В составе колоны беженцев при эвакуации автор попал под пулеметный огонь с самолетов: «Грохот с неба стих также неожиданно, как и начался. Я лежал на земле и постепенно приходил в себя. Передо мной была ужасная картина войны во всей ее «красе»…» Колона беженцев разбежалась по окрестным местам. Оказавшись в селе Комаричи, И. Стародубец был направлен в Тамбовское военное училище. С ноября 1941-го началась самая настоящая военная судьба.

Приведем лишь названья глав части мемуаров, касающейся времени Великой отечественной, – «Солдатский «комфорт», «Опыт», «Пеший марш», «Передовая», «Рукопашный бой». Перед самым Новым годом 1943 года Ивана Иванович получает мало совместимое с жизнью ранение, почти год он борется за жизнь в госпиталях.

В июле 1944 года на освобожденных от оккупации землях он заново начинает свой трудовой путь в должности «заместителя уполминзага по Клинцовскому району», заключающейся в том, чтобы ездить по чуть только очухавшимся колхозам и добывать хоть что-либо для нужд фронта. В октябре 1945-го Иван Иванович в Навле встретил другого «соавтора» своей жизни и этой книги – супругу Валентину Петровну.

Инвалидность и тяжелый послевоенный труд привели к ухудшению состояния. Даже описывая 50-ые годы, И. Стародубец не стесняется говорить о том, что многие очень охотно забыли: «Нам хронически не хватало денег. Мы практически жили на одну мою пенсию. Большой проблемой было питание семьи, ведь у нас росло двое ребят, которых нам хотелось накормить, как можно сытнее».

Жизнь – как американские горки или как шкура зебры – Ивана Ивановича избирают депутатом горсовета. Он поступает на учебу в такое учреждение как Институт марксизма-ленинизма. Девять лет работает на хлебокомбинате – сначала снабженцем, а затем директором. Выросли дети и внуки, к счастью знающие слово «голод» только из рассказов стариков.

На фото Валентина Петровна Стародубец
Г. Калашников

Авторизоваться для голосования и добавления комментариев


ЛизаАлерт - Поиск внезапно пропавших людей - lizalert.org

RSS


  ФОТОАЛЬБОМ

Автор: letmix
заброшеный парк
все фотографии »