Наследие Селезнева


14 октября 2013 года

Наследие СелезневаКлинцовская типография издала книгу «Написанное сердцем» поэта Владимира Селезнева, которая содержит самые последние стихи поэта, неизданные старые вещи и большое эссе о творчестве нашего замечательного земляка, написанное краеведом Борисом Петровым.

На обложке и первой странице этого небольшого сборника, только вышедшего из-под типографского станка Клинцовской городской типографии, словно автограф каждому его читателю помещено факсимиле подписи Селезнева. «Высокий блеск озарил лицо» - так называется расширенное исследование творчества и биографии клинцовского поэта, написанное действительным членом РГО РАН и почетным гражданином города Борисом Петровым. Ученый был лично знаком со стихотворцем, не раз писал о нем, никогда не стеснявшемся собственной «провинциальности». Эту свою большую статью Петров называет «посмертным обзором наследия», разбирает особенности поэтической техники крупнейшего из местных поэтов, круг его тем, художественный метод: «Селезнев умел найти яркую деталь, выстроить запоминающееся сравнение, создать памятный образ», рассказывает о религиозной символике стихов. Проводя параллель: «Его стихи добры, как добр и благожелателен к людям он сам», краевед и достойный литературный критик пишет о мировоззренческих и творческих корнях не дожившего нескольких недель до шестидесятипятилетия Владимира Селезнева. Много говорит о теме родного города и местности Стодола для поэта, приводит тонкие патриотические строчки – признания в любви: «…на родине, в единственных Клинцах».

На странице, предшествующей разделу «Листая старые блокноты» звучит предуведомление самого автора, звучащее словно из-за гробовой черты: «Возможно, и не следовало извлекать на свет Божий давным-давно написанные строчки…». Неравнодушие Селезнева здесь предстает почти диссидентством. Датированное 1979-ым годом стихотворение «Пятизвездный генсек» содержит строчку: «Зачем вам их, мертвых, ордена?», поводом для его написание послужило восхваление Брежнева чуть ли не как главного спасителя страны от фашизма.

Середину 126-страничной книжечки составляет раздел «Новое. Написанное сердцем». Многие стихотворения, написанные в последний год жизни поэта, имеют посвящения. Владимир Селезнев дружил со многими клинчанами, умел сохранять теплые отношения со всяким, попадающим в его круг. Кроме жены Татьяны, которой посвящены две вещи «Телефонный звонок» и «Влюбленность как дурная слава», личных адресатов имеют стихи: «Ностальгия» (посвящено Т. Харченко), «Улица Рассветов» (К. Никуткин) «Комиссарово поле» («памяти комсорга танкового батальона Юрия Семенченко»), другие знакомые имена: В. Пугачев, Г. Жигалов, А. Медведев.

Последние стихи Селезнева даже можно назвать жесткими, и не только по отношению к себе. Вот его «Больные стихи»:
«Коль биографии похожи
Моя и остальной страны, -
Одни и те же рядом рожи,
Одни и те же видим сны».

А вот строчки из «Впору Сеньку поднимать»:
«Бритвоострые края –
Нету выхода.
Даже азбука своя:
АБыВыГоДа».

У смертной черты автор в недописанном стихотворении «Прощальное» итожит:
«В полной, наверное, мере
Жизни не познана суть».

Последний раздел «Написанного сердцем» посвящен ироническим вещам поэта разных лет. Забавно читать эпиграмму начала 80-ых годов, речь в которой идет о двух тогдашних главах Клинцов – В. Закаморном и П. Чуланове:

«Дуэт бесспорный клинцовского клана:
Один – из каморки, другой – из чулана».
В 90-ые он удивлен другим:
«Это вам не буги-вуги,
А свобода от оков –
Трехэтажные лачуги
На «Проспекте Бедняков».

Селезнев критикует коллег по «Труду», которой отдал много лет:
«Если лучших кадров нету,
То приходят как вчера,
Редактировать газету
Дел сапожных мастера».

В «Автоэпиграмме» не боится показаться смешным и сам:
«В Клинцах под самой крышей
Один поэт живет.
Когда не пьет – он пишет,
Когда не пишет – пьет».

И еще:
«Я, увы, не боец по натуре,
а всего лишь прилежный раб».

В балагурящих строчках звучат имена здравствующих и ушедших в мир иной клинчан:
«Чтоб в штанишках было сухо,
Нам бумагу шлет Лысухо.
Верный трезвенников друг,
Воду даст ЧП Дмитрук».

После смерти у поэта осталось много преданных друзей. Один из них – Анатолий Медведев хлопотал о выходе этой книги. На последней странице ее он обращается к читателям: «Не смею утверждать, что этой книгой подведен итог творчества выдающегося поэта и журналиста В.И. Селезнева». Масштаб дарования клинцовского поэта несомненен, вполне возможно представить следующую книгу Владимира Селезнева, что был плоть от плоти Клинцовской земли, как серьезную антологию с обобщающими комментариями.

Фото Александра Макаренко

Г. Калашников

Авторизоваться для голосования и добавления комментариев


ЛизаАлерт - Поиск внезапно пропавших людей - lizalert.org

RSS


  ФОТОАЛЬБОМ

Автор: А.М.
Идите в баню.
все фотографии »