Обитатели клинцовских монастырей


26 ноября 2014 года

Обитатели клинцовских монастырейВокруг Клинцов и в самом посаде в дореволюционные годы существовали по меньшей мере шесть старообрядческих (мужских и женских) монастырей различной формации. Фонды Государственного архива Брянской области содержат массу документов, проливающих свет на эту сторону религиозной и общественной жизни.

Для начала хочется остановиться на необычной, если не сказать уникальной форме монашеской жизни, характерной только для Клинцов, и нигде в другом месте не обнаруженной. Употребляем слово «обнаруженной», так как документами, на основе которых мы собираемся говорить об этом, являются сохранившиеся доклады чиновников Министерства Внутренних дел, направленных на прояснение ситуации вокруг раскольничьего бытия. Тот, кто читал романы «На горах» и «В лесах» А. Мельникова-Печерского (или же смотрел вполне сносный сериал), легко представит картину жизни старообрядческого поселения. Крепкие хозяйственники – старообрядческие купцы и ремесленники представляли собой значительную общественную и финансовую силу. С официальной церковью и государственными чиновниками они держались на расстоянии. Были у какого-нибудь Степунина или Жигарева дочери, сестры и, естественно, жена. Кто-то из них замуж выйти не смог, кто-то рано вдовой стал. Все – с состоянием, все – усердные богомолки, чурающиеся никониан как беса. Хочется им и мирских благ не терять, и душу спасти, и с беднотой меньше якшаться. Так появились в Клинцах заведения, именуемые обителями.

Слово «обитель» в принципе является синонимом слова «монастырь», но не синонимом понятьям «скит» или «пустынь», как правило, располагающимся где-то далеко за городом. В Клинцах известны три женские (или девичьи) обители – Дубачинская, Княжных и Тиссейная. Мы говорим о времени начала XIX века, когда старообрядцы-промышленники еще только набирали обороты, когда никто даже и речи не заводил о единоверии (религиозной позиции, мирящей с православием и государством). В Клинцах старообрядцам властями было разрешено совершать всю совокупность круга богослужение в единственном на ту пору Вознесенском храме. В тот период получило распространение такое явление как беглопоповство. Своих священников у старообрядцев было мало (они просто переводились, так как умирали старые архиереи), приходилось принимать (а иногда и переманивать) у никониан. Долгие уставные молитвословия считались неотъемлемой частью истинного правоверия и опускаться не могли. Верующим хотелось совершать праздничные службы в торжественной обстановке. В богатых раскольничьих домах устраивались большие и красиво обставленные молельные комнаты. Историк М. Кочергина описывает: «Обители представляли собой несколько домов, стоящих под одной крышей (в одной связи) возле посадского храма Вознесения или в окружении домов обывателей. Земля под ними была куплена самими насельницами или принадлежала обществу посада Клинцы. Среди насельниц были клинцовские мещанки, вологодские купеческие дочери. При покупке земли, зданий поручителями были зажиточные жители посада. Здания обители передавались по завещанию инокиням-насельницам».

Принимая модель описанную историком, думаем, что не принципиально непременно поселять сестер, принявших монашеский постриг, под одну крышу. Обитель – это скорее община, коммуна или клуб, в который каждый из участников постоянно вносил собственную лепту. Какая-то из сестер считалась за главную, в доме у той, зачастую, и совершались молебны со всенощными бдениями под праздники, здесь их и причащал заранее приготовленными святыми дарами заезжий, возможно беглый, священник.

Документы ГАБО – это отчеты царских чиновников. Как о том пишут чиновники имперского МВД, все три клинцовские обители подчинялись находящему сначала близ того же Вознесенского храма Успенскому монастырю (по изданию Николаем II «Манифеста об уравнении прав» в 1905 году он был перенесен загород). В середине же XIX века в ведении этого монастыря числится 21 изба, где проживают 29 клинцовских мещанок. Сыщики даже указывают имя настоятельницы – Ольга Семеновна Васильева. В состав Тиссейной девичьей обители входит 9 изб, в которых проживают 26 мещанок. Настоятельница – инокиня Измарагда, в миру – Ирина Антоновна Абросимова. В Дубачинской обители – 1 изба и 5 человек прихода. Командует инокиня Поллинария, в миру – Пелагея Родионовна Родионова. Девичья обитель Княжных занимает двухэтажный дом, а настоятельствует здесь инокиня Серафима – София Семеновна Ушакова.

В заключении чиновников значится, что все обители располагаются на главных улицах посада Клинцы. Краевед В. Кровко рассказывает о том, что Мужская гимназия (школа №2) северной стороной выходила на улицу Пустынку: «В свое время Пустынка – это был пустырь, окраина посада. На Пустынке позже находились три молельных дома, несколько отдельных келий, в которых проживали бежавшие из Ветки иноки и инокини. Из них образовались монашеские общины «Княжны Гагариной», «Пустынская», «Кисейная» и другие». Абсолютной исторической достоверности от местного энтузиаста требовать невозможно. Про иноков (т.е. монахов-мужчин) царские чиновники ничего не говорят, также ничего не известно о таком факте, чтобы княжна с громкой фамилией перешла в старообрядчество. Своих версий относительно название обителей Дубачинская, Княжных и Тиссейная мы не имеем. Верхняя Бобылка (ныне ул. им. Богунского полка) соседствующая с Пустынкой отнюдь не была окраиной города, однако касательно места их расположения сомневаться не станем. Дома, где размещались уникальные клинцовские обители, находились в начале нынешнего проспекта им. Ленина - от здания бывшего «малого» кинотеатра до Рассчетно-кассового центра.

Мужских, вполне обособленных своим хозяйством монастырей было два - Никольский (располагавшийся дальше нынешней территории городского кладбища на Зубовке) и Красноборский Предтечев или иначе скит Полоса (ориентировочно чуть дальше в лес за «лопатенской» бензозаправкой). Наша газета писала об их истории в связи с клинцовским старообрядческим книгоизданием (многих заинтересовала статья «Время стирает все», рассказывающая о деревянном храме, переделанном в общежитие). Сегодня, базируясь на таком архивном документе как «Описание мужского раскольничьего Красноборского монастыря», хочется привести имена обитателей этого места в далеком 1846 году.

В монастыре проживало 5 монахов и 13 мирских человек, что объясняется отсутствием здесь постоянного священника (именно он мог постригать в схиму), а также непростой общественной ситуацией (раскольник был утеснен в правах, и добывал себе пропитание в среде своих). Настоятелем монастыря значится Илья Никитич Мартьянов – в миру, в постриге – инок Иосиф. По списку ему, клиновскому мещанину, 45 лет. Второму же лицу скита иноку Аркадию – 90 лет, он – стародубский мещанин. Инок Александр 48 лет – екатеринославский (сейчас – Днепропетровск) уроженец. Василий Емельянов Селицкий – инок Варлаам значится как «Курской губернии Рыльский мещанин». Иван Ефимов – инок Иероним есть «казенный крестьянин Московской губернии Рузского уезда Шиловской волости». Двум последним по 41 году. Эти данные подтверждают тот факт, что клинцовский монастырь «в Полосе» являлся настоящим духовным центром Средней России. Среди послушников или «бельцов» также есть гости города – мещанин г. Новозыбков Афанасий Козин и мещанин г. Мглин Никита Андреев. Остальные лица, проживавшие в «кельях деревянных из сосновых бревен, крытых дором» были клинцовские мещане с красивыми русскими и уходящими в небытие фамилиями. Примечательно, что двумя насельниками Красноборского монастыря являлись отец и сын – Иван Марков Ломаков 68 лет и Трофим Иванов Ломаков 31 года.

Если о Предтечевом ските сведения имеются середины XIX века, то хранящиеся в ГАБО ревизские сказки о Никольском монастыре датируются 1781 и 1811 годом. По первому документу здесь среди прочих 13 проживает 2 монаха, записанных в ревизию еще в 1765 году – инок Павел 67 лет и Иван Оглоблин 44 лет. Отдельным списком под названием «Вышедшие из Польши через указанные форпосты подушные с данными паспортами на жительство в указанную слободу монахи». Таковых 11 – в возрасте от 26 лет (Дорофей Меньшов) до 65 (Николай Поляков), последний – настоятель и строитель монастыря прожил довольно продолжительную жизнь 93 года (1716 – 1809). Известно, что он происходил из донских казаков, возможно, был боевым генералом. Дореволюционный историк И. Логинов в 1912 году писал о нем: «Это был один из орлов, птенцов гнезда Петра Великого». Переселение монашествующих произошло после манифестов Екатерины Второй, на время уровнявшей раскольников в правах. В «Ревизской сказке посада Клинцы за 1811 год» значится, что здесь проживает 20 монахов. Первым в списке значится предок не так давно скончавшегося фотохудожника Евгения Немчинова инок Сильвестр «в беличестве Василий Петров Немчинов» 56 лет. Настоятелем обители значится инок Сергий (Степан Авраамов) 40 лет. По переписи 1846 года обитателей Никольского монастыря было 31 человек, из которых 17 было бельцов (мирских).

Имеется даже описание земельных угодий, имеющихся у этих двух монастырей. В Николо-Пустынском «удобной земли 12 десятин и 600 саженей, неудобной – 1096 маженей», а у Красноборского «удобной земли 152 десятины и 1216 саженей, неудобной 1 десятина и 1692 сажени».
Г. Калашников

Авторизоваться для голосования и добавления комментариев


ЛизаАлерт - Поиск внезапно пропавших людей - lizalert.org

RSS


  ФОТОАЛЬБОМ

Автор: А.М.
Двор и его обитатели.
все фотографии »